Ордастые кошки и красный бетон
21.01.2023

Ордастые кошки и красный бетон

Цвет в искусстве изготовления настенных ковров и в комиксах, цветной свет в ночном городе, цветовая семантика шотландского клетчатого орнамента, влияние цвета на визуальную память, восприятие шума,

Цвет в искусстве изготовления настенных ковров и в комиксах, цветной свет в ночном городе, цветовая семантика шотландского клетчатого орнамента, влияние цвета на визуальную память, восприятие шума, вкуса и даже на желание дотронуться – вот только несколько направлений докладов участников Третьего Всероссийского конгресса по цвету, который прошёл в Смоленске в декабре 2022 года. Самые интересные, яркие и необычные исследования, представленные на конференции, – в нашем материале.

От Лаборатории до Конгресса

Прежде чем говорить о последних научных открытиях в области цвета, стоит перенестись на восемь лет назад – именно тогда у Юлии ГРИБЕР, доктора культурологии, профессора кафедры социологии и философии Смоленского государственного университета, и её единомышленников появилась идея создания Лаборатории цвета (который на сегодняшний день Юлия и возглавляет). Главной целью было поддержать формирующуюся научную школу когнитивной социологии цвета и активно представлять Россию в сравнительных эмпирических кросс-культурных исследованиях.

– В первые годы существования Лаборатории мы занимались в основном «зеркальными» исследованиями: проводили эксперименты по той же самой программе и теми же самыми инструментами, что и в других странах, чтобы можно было сравнивать культуры и делать выводы об их сходстве и различиях, – пояснила Юлия. – Подобные эксперименты охватывали десятки стран со всех континентов. Данные, которые мы собрали и обработали здесь, в Смоленске, позволили понять специфику цветовых ассоциаций россиян, смоделировать систему цветонаименований современного русского языка, сравнить цветовые предпочтения жителей России с жителями других стран.

Кстати, на сегодняшний день центр является единственным в России исследовательским институтом, который занимается изучением коллективных реакций различных социальных групп на цвет. Более того, в настоящее время сотрудники Лаборатории работают над крупным исследовательским проектом, поддержанным Российским научным фондом и направленным на установление связей между показателями разных органов чувств (цвет и слух, цвет и вкус) с помощью современных высокочувствительных приборов, например, шлемов виртуальной реальности.

– Чтобы создать платформу для активного обмена опытом и идеями между специалистами из разных сфер, чья деятельность связана с цветом, мы регулярно организуем конгрессы по цвету, в которых принимают участие учёные и профессионалы из разных регионов России и разных стран мира, – рассказала руководитель Лаборатории. – Первый Всероссийский конгресс по цвету состоялся в Смоленске в 2019 году. Нынешний конгресс – третий – был посвящён прикладным исследованиям цвета. Его программа включала шестьдесят докладов, которые представили восемьдесят авторов из двенадцати стран и четырнадцати субъектов Российской Федерации.

Работа конференции была организована в Информационном центре по атомной энергии Смоленска. К этой площадке на протяжении трёх дней было приковано внимание сотен учёных, преподавателей высшей школы, магистрантов и аспирантов, а также всех заинтересованных в обсуждении вопросов психологии и социологии цвета, городской колористики, лингвистики и философии цвета. Участники из России, Аргентины, Индии, Италии, Мексики и других стран разбирали такие темы, как, например, цвет в искусстве и дизайне, цвет в коммуникации или цвет в науке и технологиях.

Эксперимент для семи стран

Один из самых масштабных проектов, представленных на конгрессе, был посвящён гармоничным цветовым сочетаниям.

– В окружающем нас мире мы в большинстве случаев имеем дело не с отдельными цветами, а с цветовыми сочетаниями. Выбирая цвет, мы, как правило, стараемся «вписать» его в уже имеющийся цветовой контекст, сделав новое цветовое сочетание гармоничным, – уверена Юлия Грибер. – При этом жители разных уголков мира делают это по-разному.

В исследовании приняли участие более 500 человек из России, Беларуси, Алжира, Нигерии, Саудовской Аравии, Чили и Мексики. Участникам эксперимента показывали прямоугольник, разделённый на три части, две из которых были окрашены, а одна – нет, и просили выбрать цвет для неокрашенной полосы. После этого ответы преобразовывались с помощью специальной программы в точки трёхмерного цветового пространства, и экспериментаторы сразу видели различия.

Исследование показало, что жители Алжира, Нигерии, Мексики и Чили чаще выбирают более насыщенные цвета. Участники из России, Беларуси и Саудовской Аравии, наоборот, предпочитают сдержанные, умеренные оттенки. Цветовые выборы различаются и по тону: жители Саудовской Аравии реже, чем представители других культур, использовали фиолетовые оттенки, участники из России и Беларуси – сине-зелёные, респонденты из Алжира и Нигерии – красно-жёлтые.

Цвет, память и виртуальная реальность

В последнее время появляется всё больше исследований о том, какое влияние различные цвета оказывают на когнитивные процессы. Например, в ряде экспериментов установлено, что люди, которые смотрят на красный цвет до выполнения математических задач, заданий на аналогию или задач с анаграммами, справляются с ними хуже, чем те, кто до выполнения видят зелёный или ахроматические цвета (белый, чёрный и серый). Похожее угнетающее действие красного цвета установлено также для вербального мышления, рабочей памяти, внимания, креативности и уровня владения языком.

Наоборот, по данным других экспериментов, красный повышает результативность выполнения более простых когнитивных заданий, например, корректуры текста. В свою очередь, ряд опытов показывает, что синий и зелёный цвета могут стимулировать творческую деятельность. Тем не менее в большинстве случаев все эти данные нуждаются в дальнейшей эмпирической проверке.

Магистрант СмолГУ, исследователь Лаборатории цвета Алексей ДЕЛОВ изучил, как цвет влияет на процессы внимания и рабочей памяти. Он разработал специальную компьютерную программу, с помощью которой создавал в виртуальной реальности цветовые облака.

– Таким образом можно было полностью погружать участников эксперимента в цветовую среду с заданными и контролируемыми хроматическими характеристиками и с помощью специальных устройств следить за тем, как часто человек моргает, куда направлен его взгляд, как меняется размер зрачка и его позиция. Используя эту программу, мы исследовали произвольное внимание и процессы памяти – запоминание, сохранение и воспроизведение информации. Эксперимент показал, что красный цвет действительно оказывает угнетающее воздействие на эффективность словесной памяти, успешность запоминания и объём памяти. Наоборот, под влиянием чёрного цвета все анализируемые показатели словесной памяти повышаются, – поделился результатами своей работы Алексей.

Цвет в большом городе

Ряд исследований, представленных на конгрессе, был посвящён цветам в урбанистике. Так, например, профессор Московского архитектурного института Наталья Панова рассказывала о том, как использовать цвет в городском освещении. По её словам, цветная подсветка может полностью изменить восприятие цвета архитектурных фасадов. К примеру, синий свет, попадая на здание с синими стенами, значительно высветлит естественный цвет фасадов, а тёплый свет сделает их почти чёрными. Если правильно использовать цветной свет, уверена спикер, можно создавать в темноте яркие и запоминающиеся цветовые образы, совершенно непохожие на то, как здание выглядит днём. Более того, цветной свет может изменить не только отдельные здания, но и образ всего города. С его помощью можно решить самые разные задачи: усилить определённые акценты или, наоборот, сделать какие-то детали совершенно незаметными.

Автор другого исследования – аспирант СмолГУ, научный сотрудник Лаборатории цвета Алёна Нанкевич – разбиралась, как городской шум влияет на когнитивные процессы и воздействует на цветовые ассоциации человека.

Стоит отметить, что на сегодняшний день шум является неотъемлемой частью современной городской жизни: в городе он сопровождает людей повсюду – на улицах и в магазинах, на работе и дома. Несмотря на то что современные горожане привыкли к постоянному звуковому фону и научились не обращать на него внимания, шум ощутимо влияет на их самочувствие, физиологические, психические и когнитивные процессы. По данным экспериментальных исследований, звучащая речь, музыка, офисный шум и звуки улицы меняют восприятие, внимание, память, мешают нам думать, запоминать и вспоминать.

Алёна и её коллеги провели эксперимент, который показал, что шум действительно оказывает заметное влияние на связанные с цветом ассоциации: они становятся менее разнообразными. При этом воздействие шума чаще всего вызывает у людей ассоциации с красным цветом.

По мнению учёных, это объясняется тем, что под воздействием шума происходит «перенос ощущений». То, что человек чувствует по отношению к фоновым звукам (в данном случае – к шуму), влияет на его оценку других ощущений, которые он в этот момент испытывает. Шум, как ореол, сопровождает восприятие запаха, вкуса или цвета, и ощущения, которые с ним связаны, переносятся на суждения о других объектах и их свойствах.

Необычную тему для изучения выбрали учёные из Аргентины – Анаи Лопес и Алехандро Ди Сарли. В их докладе речь шла о цвете строительных растворов. Когда мы видим строительные смеси – это материалы, в состав которых входят цемент, вода, песок, камень, прочие минеральные добавки, – мы редко думаем об их цвете. Гораздо большее значение имеют их физические свойства (прочность, надёжность, устойчивость к воздействию влаги, солнца и мороза). Аргентинские учёные предложили взглянуть на бетон и строительные растворы по-новому, с точки зрения их эстетических свойств. Они рассказали об экспериментах, которые провели в своей лаборатории, показали, как меняется цвет по мере застывания и твердения смесей, и поделились опытом, как этот процесс можно контролировать.

Кроме этого, участники конгресса рассмотрели вопрос влияния цвета на визуальную память и визуальное внимание в различных типах культурного ландшафта. В частности, в одном из докладов шла речь о результатах эксперимента, который провели сотрудники Лаборатории цвета СмолГУ. В эксперименте использовалась процедура непрерывного распознавания, которая имитировала, как люди видят и узнают стимулы в реальном мире. Участникам с нормальным цветовым зрением показывали на мониторе компьютера последовательности изображений разных типов культурных ландшафтов: парки и сады, современные городские территории, сельские, исторические и индустриальные ландшафты, памятные места, места творчества, сакральные местности, поля сражений. Каждое изображение демонстрировалось в цветном или в соответствующем по яркости чёрно-белом варианте. После этого то же изображение показывалось в одном из двух вариантов ещё раз. Сотрудники Лаборатории следили за движением глаз и за успешностью распознавания.

Эксперимент показал, что степень влияния цвета на внимание и запоминание зависит от типа культурного ландшафта: он практически не важен в целенаправленно созданных ландшафтах, которые построены по замыслу человека и характеризуются определённой планировочной композицией, и крайне важен в природных пейзажах.

Цвет и желание дотронуться

Привычным элементом современной визуальной коммуникации являются сенсорные экраны. Их использование позволяет упростить выполнение множества задач. Например, помогает прокручивать содержимое, быстро переключаться между экранами приложения, выбирать необходимые опции с помощью сенсорных кнопок. Для удобства пользователя при разработке кнопок используются различные цвета, что делает интерфейс интуитивно понятным, обеспечивает удобную навигацию по основным разделам приложения и существенно упрощает взаимодействие пользователя с программой.

Магистрантка СмолГУ, исследователь Лаборатории цвета Карина Цыганкова решила разобраться, какое влияние различные хроматические характеристики кнопок, которые человек видит на сенсорном экране, могут оказывать на мотивацию дотронуться до них.

Исследование проводилось методом эксперимента, который несколько лет назад разработали в Японии. Опыт показал, что насыщенные цвета потрогать хочется больше, чем яркие, тёмные и светлые. Кроме того, нас в большей степени привлекают определённые оттенки. Мужчин – ярко-зелёный, насыщенный жёлтый, яркий зелёно-синий и ахроматические чёрный и белый. Женщин – сиреневый и красные оттенки (тёмно-красный и розовый).

Тему гендерных особенностей цветового восприятия продолжила работа учёных из Национального исследовательского университета «МЭИ» Ивана Владимирова и Владимира Снеткова. Многие наверняка слышали гипотезу о том, что женщины различают больше оттенков красного, чем мужчины. Авторы доклада решили проверить, так ли это, и провели собственный эксперимент. Участникам опыта предстояло определить количество изменений цвета заданного изображения. Выяснилось, что мужчины и правда при изменении градаций красного цвета различают 7–9 красных оттенков, а женщины, в свою очередь, видят 11–12 новых цветов.

Цвет и история

Учёный из Нижнего Новгорода Дмитрий КИРЮХИН предложил участникам конгресса ненадолго окунуться в историю: его работа была посвящена роли цвета в визуализации образов власти в правление первых Тюдоров.

Стоит подчеркнуть, что воцарение новой династии Тюдоров с победой Генриха VII (1457–1509) на Босвортском поле 22 августа 1485 года неизменно связывается большинством зарубежных и отечественных исследователей с расцветом придворной культуры, служившей важнейшим инструментом репрезентации королевской власти. Помимо неолатинской поэзии, которая впоследствии сменилась текстами на английском языке, и разнообразных нарративов, в том числе и исторических произведений, большую роль в процессах демонстрации и репрезентации играла визуализация образов власти посредством создания художественных произведений – придворных портретов и миниатюр, фресок и росписей стен, скульптурных изображений, реквизита для разнообразных праздничных мероприятий.

– Целью моего исследования было определить роль и место цвета при создании авторами визуальных образов власти первых представителей династии Тюдоров, – рассказал Дмитрий Кирюхин. – Основатель династии король Генрих VII, понимая важность публичной репрезентации и демонстрации собственной власти, не только приглашал ко двору многих иностранных авторов, но и лично контролировал выполнение отдельных работ, связанных с подготовкой к турнирам, пирам и маскарадам. Помимо музыки и поэзии основными художественными интересами его сына были строительство дворцов и коллекционирование гобеленов, королевская коллекция насчитывала более двух тысяч экспонатов.

Именно при Генрихе VII складывается канонический набор деталей – символов власти, так называемых «королевских цветов» (золотой, чёрный, пурпурный), чтобы вызывать чувство восхищения величием короля. Особое место отводится цвету в геральдике и связанных с ней мероприятиях двора (турнирах, пирах, театрализованных представлениях, свадьбах, коронациях, похоронах, религиозных праздниках). Важное идеологическое значение приобретает новый символ английской легитимной государственности – тюдоровская роза, включающая в себя цвета двух ранее враждовавших ветвей Плантагенетов – алый и белый. Неслучайным является и выбор цвета у других королевских символов – так называемых «зверей короля»: у Генриха VII это красный дракон, олицетворявший родственные связи с Уэльсом и легендарным королём Артуром, и белый пёс грейхаунд, которые поддерживают королевский щит. Не меньшую роль эти образы власти играют и на страницах манускриптов, также они запечатлены на многих миниатюрах и, как свидетельствуют хроники, использовались во время придворных празднеств.

Цвет и язык

Участники конгресса не могли обойти стороной и такую тему, как вербальное обозначение различных цветов. Так, доклад исследователя из Барнаула Елены КОСЫХ был посвящён колоризмам (или, другими словами, цветонаименованиям) в речевой деятельности носителей русского языка.

В первую очередь стоит отметить, что колоризмы можно условно разделить на две большие группы: традиционные (например, «карамельный», «пудровый», «черепаховый») и сложные (например, «цвет синяя полночь» или «цвета тёмной корицы»).

По мнению учёного, регулярное появление в русской профессиональной колористике с середины 60-х годов прошлого века наименований типа «цвет + существительное в именительном падеже» («цвет афалина», «цвет рапсодия»), «цвет + словосочетание» («цвет мокрый асфальт») или «цвет + существительное в родительном падеже» («цвета шиншиллы»), «цвета + словосочетание» («цвет морской воды») обусловлено попыткой универсализации модели единиц цветообозначений: подобные структуры часто встречаются в иностранных языках, и их внедрение в русский язык увеличивает разнообразие номинативных единиц колоризмов (например, при заимствовании из французского языка колоризма «бордо» в русском появляются цветообозначения «бордовый» и «цвет бордо»).

– Появление колоризмов сложной структуры в разных производственных и социальных сферах представляет собой вызов времени: потребительский спрос и возможности производства предопределяют развитие «сложного модельного ряда» цветообозначений. Конкуренция на рынке автомобилей, косметики, тканей и т. п. требует от производителей презентации товара таким образом, чтобы малейшие нюансы цветовой палитры находили отражение в номинации, – уверена Елена Косых. – В связи с этим сегодня возможно появление авторских колоризмов, созданных конкретным носителем языка или целым дизайнерским коллективом.

Например, русская автоколористика на протяжении 50 лет пополняется наименованиями цвета окраски автомобилей благодаря деятельности дизайнерского отдела АвтоВАЗа: «цвет Валентина», «цвет Офелия», «цвет синяя полночь» или «цвет снежная королева». Часто в подобные названия авторы включают номинативы, обозначающие элементы окружающей действительности: «цвет игуана», «цвет шамуа», «цвет сосновой хвои», «цвет северное сияние» или «цвета пыльной розы» и подобные.

Интеграция в мировое экономическое сообщество формирует запрос на презентацию товаров в номинативных единицах, понятных потребителям разных полиязычных социумов. Именно поэтому наряду с традиционными номинативами («абрикосовый», «бежевый», «свинцовый») появляются специальные ассоциативные названия, отсылающие к носителю специфического цвета или окраса. Подобные цветообозначения нередко формируются как профессиональная лексика в речи представителей какой-либо области производства или сферы услуг, профессиональной деятельности или увлечения.

Например, фелинологами (зоологи, изучающие анатомию и физиологию домашних кошек, а также их породы, особенности селекции, разведения и содержания) рыжий окрас кошек разных оттенков (кстати, в профессиональной среде он называется красным) будет реализовываться в таких названиях: «красный мрамор», «карамель», «мармелад» (наряду с прилагательными «мраморный», «карамельный», «мармеладный»). Нередко для описания породистых представителей семейства кошачьих используется иностранное определение, известное в официальной терминологии, например, «цвет калико» (о трёхцветных кошках, в окрасе которых рыжий, чёрный и белый цвета). В диалектах русского языка подобный окрас называется «ордастый».

При этом, обращает внимание исследователь, межстилевой конфликт, возникающий внутри колористического пространства, обусловлен разными требованиями в производственно-техническом и официально-деловом стилях, что приводит к выбору в пользу традиционного наименования цвета в документах. Например, в рекламе цвет автомобиля «Лада» назван «цвет табак», а в официальных документах (в паспорте транспортного средства и др.) – «цвет коричневый».

Елена ВОРОНЦОВА

Последние новости

Представителям студенческой молодежи Ярцевского района вручили премии

 25 января отмечается День Российского студенчества. Сегодня, по сложившейся традиции,

Представителям студенческой молодежи Ярцевского района вручили премии

25 января отмечается День Российского студенчества. Сегодня, по сложившейся традиции,

В Смоленске на улице Подлесной вспыхнул дачный дом

Пожар в дачном доме случился вечером 27 января в Смоленске на улице Подлесной.

Card image

Сессия — ответственный период для каждого студента

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *