15.05.2023

Маленький смолянин, сбитый Infiniti на пешеходном переходе, делает первые шаги

15 мая 2022 года в Смоленске на улице Николаева женщина за рулем Infiniti промчалась на запрещающий сигнал светофора и сбила 11-летнего школьника Даню ,

Вопреки всем прогнозам Даня чувствует себя почти нормально

15 мая 2022 года в Смоленске на улице Николаева женщина за рулем Infiniti промчалась на запрещающий сигнал светофора и сбила 11-летнего школьника Даню , который переходил дорогу на законный «зеленый». Изначально врачи готовили родителей мальчика к худшему, но случилось чудо – он выжил.

Травмы ребенка были поистине страшными: переломы основания и свода черепа, множественные оскольчатые повреждения головного мозга и кровоизлияние. Медики прозрачно намекали, что Даня навсегда останется в вегетативном состоянии, однако родители маленького пациента отказывались в это верить и делали все возможное и невозможное , чтобы вернуть сына к нормальной жизни. И чудо с порядковым номером два все же случилось.

Спустя год после трагедии журналист SmolNarod навестил семью Дани. Как прошли эти 12 месяцев для ребенка и его близких – в нашем материале.

***

Первые недели после ДТП Даня провел в медикаментозной коме в стенах Смоленской областной больницы. Еще столько же — под аппаратом искусственной вентиляции легких. В ходе экстренной операции мальчику удалили часть черепа с правой стороны размером около 10 сантиметров, но когда пациент стабилизировался, смоленские врачи оказались бессильны. Фактически они сделали все, что позволяли их ресурсы, и могли лишь поддерживать ребенка в прежнем состоянии без надежды на улучшения.

Дальнейшую помощь Дане были в силах оказать только в столичной клинике имени Рошаля. В частности, ребенку требовалась имплантация титановой пластины, которая самостоятельно деформируется по мере роста головы. Лишь после этого можно было приступать к реабилитации. И если на операцию семья Дани получила квоту, то оплачивать пребывание в специализированном реабилитационным центре им предстояло самим. Стоимость услуг за одни только сутки оценили в 32 500 рублей, и длительность курса предсказать никто не мог. Ясно было одно: итоговая сумма за серию реабилитаций, а также сопутствующие расходы выльется в миллионы. Таких средств у родителей мальчика не оказалось, но в ходе сбора средств на счет семьи Дани поступило свыше четырех миллионов рублей – и это всего за неделю.

В июле ребенка перевезли в столичную клинику. И когда, казалось, все стало налаживаться, на мальчика и его близких обрушилась целая череда новых испытаний.

***

Суммарно за минувший год Даня перенес 14 хирургических вмешательств: одна операция в Смоленске и 13 в Москве.

Как рассказала Екатерина, мама мальчика, изначально они с Даней ехали в столицу, чтобы закрыть дефект в черепе (установить ту самую пластину) и после этого отправиться в реабилитационный центр «Три сестры». Однако в процессе выяснилось, что у ребенка куда более серьезные повреждения.

– Когда мы стали заниматься ЛФК, у нас носом стал подтекать ликвор. В лобной доле черепа оказалось множество трещин, поэтому о закрытии дефекта тогда не могло быть и речи. Сначала нам заделали большую трещину в районе брови и выписали на заживление , – рассказывает Екатерина. – В сентябре мы вернулись в клинику уже на закрытие дефекта, а после уехали в «Три сестры». Но пройти полноценный курс реабилитации у нас не получилось – во время занятий открылось новое течение ликвора. Стало ясно, что первая операция не помогла, поэтому на следующий день мы вернулись в клинику Рошаля. С того момента, с середины октября, и до 23 марта мы находились там .

В медучреждении выяснилось, что у Дани были множественные трещины во лбу, которые не позволяли начать активную реабилитацию. В ходе очередной операции мальчику подняли часть кожи и попытались замазать поврежденный участок черепа специальным хирургическим пластилином. Увы, и это не помогло. В результате было решено удалить часть лобной доли и поставить еще одну титановую пластину.

– У нас исполосована вся голова. Если побрить Даню налысо, видно, что там нет ни одного живого места. Все проблемы, которые могли быть по нейрохирургической части, у нас были. Но я Дане сказала: «Все плохое, что могло случиться с тобой, уже случилось, но теперь черная полоса позади, дальше будет светлая. Да, будет очень тяжело, будет больно, очень больно, но это нужно пройти, чтобы восстановиться и жить привычной жизнью» , – вспоминает мама мальчика.

В процессе послеоперационного восстановления случилась еще одна беда – Даня заболел гнойным менингитом. Показатели, которые должны быть двузначными, оказались шестизначными. То, что мальчик вновь сумел обмануть смерть, стало очередным чудом, но без негативных последствий не обошлось. В частности, на фоне менингита у ребенка развилась гидроцефалия. Сначала излишек мозговой жидкости выводили напрямую через голову, но Дане это причиняло огромные неудобства. Тогда ликвор решили дренировать с помощью шунта через спинной мозг.

– Нам долго не могли поставить шунт, потому что белок никак не опускался, то есть шел воспалительный процесс. Плюс у нас возникла аллергия на антибиотики – их приходилось колоть вместе с антигистаминными препаратами , – рассказывает Екатерина.

В общей сложности, хоть и с небольшими перерывами, Даня с мамой провел в московской клинике около девяти месяцев. За это время медперсонал стал для них второй семьей. За мальчика действительно все переживали: его ежедневно навещали и его лечащий врач, и глава нейрохирургического отделения. А когда наконец пришло время выписки, многие плакали и желали Дане больше никогда к ним не возвращаться в качестве пациента.

Даня до аварии

***

Минувший год стал для семьи Дани настоящий испытанием. В период с сентября до конца марта Екатерине удалось приехать домой лишь один раз – и то всего на неделю. А ведь здесь ее все это время ждали двое младших детей и муж Дмитрий, которому пришлось взять на себя все заботы.

– Все эти месяцы мои сердце и душа разрывались между двумя городами. Мама нужна была и Дане, и младшим детям, но я была обязана восстановить своего старшего мальчика. Пришлось пропустить даже дни рождения маленьких… За этот год Софийка часто болела, и муж бросал все дела, лечил ее днями и ночами. Детский сад, школа, уроки, дом в целом – все было на нем , – делится Екатерина.

Когда стало ясно, что выписка близко, Екатерина решила не предупреждать детей о скором возвращении. И, надо признать, сюрприз удался.

– Все были в восторге, когда сначала домой зашла мама, а потом завезли Даню! Эмоции были неописуемые, все очень соскучились, ведь за все время, пока я была в Москве с Даней, приезжала только один раз и всего на неделю – в это время с сыном был мой муж. А Даню не видели вообще с сентября…

***

Совсем скоро, 3 июня, Екатерина вновь увезет Даню – на этот раз на реабилитацию в центр «Три сестры».

– У меня уже начинается мандраж, что мы сейчас уедем из дома, оставим младших и мужа одних, а куда деваться? Надо! Но сейчас я относительно спокойна. Это горе очень сблизило, укрепило нашу семью. У нас всех одна цель – вернуть Даню к жизни, к которой он привык. Чтобы он смог вернуться в школу, получил высшее образование, нашел себя, реализовался в профессии, которую выберет… Чтобы он был счастлив , – рассуждает Екатерина.

Пока Даня остается в Смоленске, его близкие делают все, чтобы он не терял ни дня. Мальчик усердно занимается на тренажерах, проходит курсы массажа, тейпирования и иглоукалывания, посещает логопеда и проходит курс электростимуляции конечностей и головного мозга. Также к нему приезжает инструктор по ЛФК Анастасия – одну из тренировок удалось посетить журналисту SmolNarod.

Занятие явно дается Дане непросто. Сразу заметно, что основные неудобства ему причиняет левая сторона тела, особенно левая рука. Всему виной спастика – явление, которое характеризуется неконтролируемым напряжением или сокращением мышц, мышечной слабостью и болью.

Большую часть упражнений мальчик выполняет неуверенно, но за каждым движением пристально следят и тренер, и мама. Сложнее всего приходится после неудач, даже самых небольших, когда Даня вспоминает, что еще плохо контролирует тело, и начинает бояться падений. В таких случаях Екатерина говорит сыну, что понимает, как ему тяжело, больно и страшно, но напоминает о главном – это необходимо, чтобы вернуться к прежней жизни. Беседы с мамой всегда срабатывают, и Даня возобновляет тренировку.

В ходе занятий мальчик сам считает и иногда подпевает телевизору, из которого звучат воодушевляющие песни. Пока голос Дани аномально высокий, совсем детский, но врачи отмечают, что это явление временное, как и паралич левой половины лица, не позволяющий ребенку четко артикулировать.

***

Мы поговорили с инструктором-методистом по лечебной физкультуре Анастасией, которая отметила, что Даня делает большие успехи.

– Мама Дани ко мне обратилась, чтобы восстановить утраченные навыки ребенка. Многому мы учимся заново. Сильно не спешим, но занятия проходят часто.

Из-за того что Даня долгое время находился в больнице и преимущественно в лежачем положении, изначально его мышечная структура была атоничная, плюс левосторонний гемипарез как последствие травмы. Состояние было, прямо скажем, не очень: слабый, не ощущал себя в пространстве, при любом изменении положении тела у него кружится голова. Это тоже последствие травмы, и это надо учитывать. Поэтому подбирали комплекс упражнений, чтобы он для начала немножко окреп, постепенно избавляемся от этих головокружений.

Применяются различные методы, различные упражнения: лежа, сидя, стоя, на растяжку, с турником, тренируем шаги, восстанавливаем утраченную координацию, то есть работаем по всем направлениям.

Даня лежит в специальной раскладке рядом с нами и контролирует беседу. То и дело он подтверждает слова Анастасии кивками и робко благодарит ее за терпение и веру в него.

– Как только приступили к тренировкам, мы занимались 10 дней подряд, сейчас уже через день, потому что пошла дополнительная нагрузка – начали Даню вертикализировать. Лучшее – враг хорошего, нужно, чтобы он успевал восстанавливаться.

Правой стороной у него все хорошо получается, а вот левая – проблемная, она больше пострадала. Сейчас у Дани появился страх падения, естественно приобретенный, потому что он еще не уверен в своих двигательных навыках. Это все в процессе работы надо тренировать. В целом это все — тяжелая ежедневная работа, которая требует дисциплины и усердия. Каждый раз нужно стараться сделать больше, чем можем, и результат не заставит себя долго ждать. Уже сейчас Даня делает большие успехи, перспективы радуют. Я думаю, он справится, раз нам некуда деваться , – делится Анастасия, улыбаясь даниному: «Только вперед!».

Помимо занятий с тренером, ежедневно используются переднеопорный вертикализатор, велосипед, маты для правильной раскладки, шведская стенка. И это не говоря уже о других процедурах и занятиях по восстановлению когнитивных способностей.

– У нас вообще нет свободного времени. Раньше нам не разрешали тренироваться, теперь наверстываем. Я, мой супруг, дети – мы все около Дани 24 на 7. Он уже может сидеть без опоры, сам — еще месяц назад Даня этого не мог – заваливался. Стараемся, чтобы он начал самостоятельно ходить. Потихоньку, аккуратно… – рассказывает Екатерина.

– Изначально ребенок был здоровым, и есть возможность всё это восстановить. Особенно с учетом его возраста, с учетом того, что в этом заинтересованы столько людей, с учетом того, что родители – очень большие молодцы, а это уже 90% успеха. И сам Даня – конечно, молодец. Иногда немножко пищит, но это нормально, будем работать , – отмечает Анастасия, на фоне вторит Даня: «Все хорошо и будет еще лучше!»

Параллельно родители Дани тренируют его память, но порой он умудряется их удивлять: мальчик помнит большую часть пройденной школьной программы, даже воспроизводит таблицу умножения и помогает младшему брату делать уроки, а на днях стал еще и читать целыми предложениями. Порой Дане бывает трудно формулировать свои мысли, но это – тоже лишь вопрос времени, уверена Екатерина.

Кроме того, идет активная социализация Дани. В ней принимают участие не только члены семьи, но и школьные друзья. Дети часто навещают мальчика и ждут его восстановления. Да, пока что Даня не может принимать полноценное участие в играх и разговорах сверстников, но это не мешает товарищам поддерживать его и оставаться на связи.

Увы, в результате перенесенной травмы и менингита у Дани появилось еще несколько проблем со здоровьем, которые могут с ним остаться навсегда – это тахикардия, дальнозоркость и астигматизм, а также отсутствие чувства насыщения, из-за которого родителям приходится контролировать режим питания сына особенно тщательно.

***

Родители Дани выражают благодарность врачам, которые боролись за их мальчика, и всем, кто принял участие в сборе средств для его лечения и реабилитации.

– Мы очень благодарны всем людям, которые молились за нас и которые участвовали в сборе средств. К сожалению, без денег сейчас никуда. Куда ни плюнь – везде деньги нужны: каждый прием у врача, каждая процедура для восстановления Дани, все оборудование, которое у нас теперь есть дома (один вертикализатор стоит почти 400 тысяч рублей ) , и, конечно, реабилитация в «Трех сестрах». Туда мы уже внесли деньги на депозит, нас там ждут. Без помощи неравнодушных я не знаю, как бы мы выкручивались. Таких средств у нас не было, и взять их было неоткуда , – рассказывает Екатерина. – Большую часть лечения мы провели в платной палате – вдвоем, потому что любые инфекции были для нас смертельно опасными. Да и в целом: лечение, конечно, было по квоте, но текущие расходы оказались огромными, приходилось покупать специализированное питание, потом просто еду, иногда лекарства. А это все очень дорого — не знаю, что бы я делала без сбора .

Екатерина отмечает, что деньги, которые останутся после реабилитации Дани, они передадут нуждающимся, а оборудование – в смоленский центр «Вишенки».

***

Отметим, что виновницу ДТП осудили еще в декабре 2022 года. Ее приговорили к полутора годам условного лишения свободы, лишили водительских прав на два года и обязали выплатить ребенку компенсацию около пяти миллионов рублей. Этих средств семья мальчика до сих пор так и не увидела.

– Она не только испортила жизнь моему ребенку, но и украла целый год у него и у всей нашей семьи. Все это время мои младшие дети были лишены мамы, а я сама 24 на 7 была около Дани – нормально не спала и не ела.

Я не держу на нее зла, но помочь Дане она должна. Она живет полноценной жизнью, а мой ребенок в коляске и ежедневно проходит неприятные, порой очень болезненные процедуры. Надеюсь, что хоть что-то у нее дрогнет, и совесть проснется. Да, натворила, да, назад здоровье моему ребенку уже не вернуть, но помочь ему стабилизироваться, помочь вернуться к нормальной жизни она может.

Все это время мы рассчитываем только на деньги, полученные через сбор средств, но большей их половины уже нет, потому что лечение и восстановление Дани в Москве – это дорогое удовольствие, и трат предстоит еще очень и очень много , – подытожила Екатерина.

Автор Анна Бахошко

Последние новости

ТОП новостей Смоленска за 22 февраля

Перезагрузка Смоленского района, судьба поликлиник в Заднепровье и выход из-под стражи экс-главврача.

Смоленская область присоединилась к Неделе информированности о важности диспансеризации и профосмотров

С 2024 года можно пройти диспансеризацию по месту работы или учебы (согласно приказу Министерства здравоохранения РФ от 28 сентября 2023 г. № 515н).

Королева-консорт Великобритании может исключить Гарри из завещания Карла III

Недавно Принц Гарри вернулся в Лондон, чтобы навестить своего больного отца, страдающего раком.

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *